ҚазРусEng
27.12.2005
«ЛИРА» ПОД ПРИСМОТРОМ

«Казахстанская правда» (Астана)

Людмила КОРИНА

В советские времена государственные программы принимались с большим размахом. Если коллективизация, то поголовная, если освоение целины, то подряд и без разбору. В семидесятых и восьмидесятых годах был озвучен и начал реализовываться ещё один лозунг – «Ядерные технологии – в мирных целях».

Такой эксперимент был проведён и в Приуралье. В 1983-1984 годах на территории Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения проведено шесть подземных атомных взрывов. Таким образом были подготовлены ёмкости для хранения конденсата. Складским помещениям, «построенным» столь рискованным способом, почему-то дали название – «Лира». Имелась ли в виду аналогия со струнным инструментом, символом поэтического вдохновения или денежной единицей в Италии, сейчас вряд ли кто скажет. Поскольку после развала Союза и смены компании-оператора, осваивающего месторождение, практически никакой документации на это «наследие прошлого» не осталось. Тем не менее, совершенно очевидной стала необходимость серьёзной и научно-обоснованной работы для того, чтобы обезопасить окружающую среду и «держать в узде» столь необычный объект.

Для этих целей в Аксае, являющимся административным центром Карачаганакского месторождения, был открыт филиал института ядерной физики Национального ядерного центра Республики Казахстан. Заключено трёхстороннее соглашение между институтом, Национальной компанией «КазМунайГаз» и альянсом инофирм, ведущих разработку карачаганакских углеводородов. Компания «Карачаганак Петролиум Оперейтинг Б.В.» взяла на себя финансирование проекта. Как рассказала начальник филиала Татьяна Агеева, четыре ёмкости заполнены конденсатом, одна – водой, ещё одна - технически осложнена. В ней произошёл обрыв труб и сжатие колонны.

Если говорить о самом филиале, то это 50 квалифицированных сотрудников, большинство из которых имеют высшее образование. К тому же прошедших специальную подготовку в Алматы. Лаборатории оснащены самым современным оборудованием, позволяющим проводить исследования высокой степени точности. За семь лет действия проекта отобрано около десяти тысяч различных проб. Абсолютно достоверно установлено, что выхода радиоактивных газов во время и после взрывов на поверхность не происходило. То есть, являясь потенциально опасным объектом, в настоящее время объекты «Лира» не оказывают какого-либо негативного влияния на окружающую среду и здоровье людей. Татьяна Ивановна ведёт меня по филиалу. Тихо «перемигиваются» компьютеры, в лабораториях над хитроумными приборами «колдуют» люди в белых халатах.

-Мы выполняем целый комплекс задач, - рассказывает она. – Проводим профилактический мониторинг воды, почвы и растительности, диагностику окружающей среды и контролируемых объектов, измерительные испытания, экологические исследования. В итоге получаем надёжную и качественную оценку состояния «Лиры» и прилегающих территорий. Работаем по программе, утверждённой Министерством энергетики и минеральных ресурсов.

Ещё одно немаловажное направление – свести к минимуму потенциальные риски. Несмотря на устойчивость сегодняшней ситуации, лучше быть готовым к любому повороту событий. Даже если вероятность каких-либо осложнений ничтожно мала. Создана противоаварийная база, хранилище радиоактивных концентратов. Разработана технология перехвата радионуклидов, переработки и утилизации радиоактивных отходов. Подготовлена группа радиационной безопасности. Сотрудники института поддерживают постоянные связи с экологическими и природоохранными службами КПО. Цели у коллег несколько разные, но задачи общие – обеспечить безопасность людей и природы.

-Для контроля происходящих процессов пробурены одиннадцать наблюдательных скважин – продолжает Татьяна Агеева. - При этом охвачены долговременным мониторингом все глубины. Проводится многоуровневый контроль. Химико-аналитический и спектральный анализ ведётся на приборах, чувствительность которых доведена до самых минимальных значений. Так, к примеру, атомно-адсорбционный спектрометр позволяет определять содержание 60 металлов в различных средах. Для изучения многокомпоненых смесей используется современный газовый хромоторграф. У нас внедрена система менеджмента качества ИСО-9001. Для ещё более тонкого анализа направляем пробы в головной институт. Так что какие-либо погрешности в результатах полностью исключены.

И, тем не менее, это единственные в мире подобные объекты, расположенные на действующем месторождении, то есть там, где давление пластов не стабильно. К тому же оборудование, поддерживающее герметичность ёмкостей, стареет. Методики ликвидации таких бездействующих полостей пока не существует. Поэтому уже сейчас учёные приступили к разработке технологических решений на перспективу. Так алмаатинские специалисты предлагают материал-наполнитель, который содержит связывающие вещества. Как вариант рассматривается возможность использования «Лиры» для утилизации отходов Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения. Ясно одно: рано или поздно необходимо будет принять меры, которые позволят перевести эти объекты в абсолютно безопасное состояние.

-Может ли сегодня наука спрогнозировать, как долго продержится сегодняшнее равновесие? – Спрашиваю я в завершение нашей беседы.

-Если не будет природных катаклизмов, то положение объектов «Лира» стабильное, - отвечает Татьяна Агеева, и добавляет, - но природа не терпит пустоты.