ҚазРусEng
29.04.2005
ОТЕЦ И СЫН

«Новое Поколение», 29 апреля 2005 № 17 (361)

Андрей ГУБЕНКО

Эта реальная история - готовый рассказ, где подлинные факты и коллизии с лихвой заменяют драматургию и пафос самого талантливого художественного вымысла. Рассказ, во-первых, об отце и сыне. А еще о том, что история повторяется. Причем самым непредсказуемым образом.
В 1973 году отец защитил в Ленинграде кандидатскую диссертацию по геологии и разведке нефти и газа. 32 года спустя, 14 апреля 2005 года, в Лондоне сын получил диплом, практически равноценный тому, отцовскому признанию.
Отец - это казахстанский геолог Сухан Камалов, помимо всего прочего открывший в 1979 году знаменитое нефтегазоконденсатное месторождение Карачаганак, а затем возглавлявший госпредприятие “Карачаганакгазпром”. Сын - Нуржан Камалов, управляющий по корпоративным вопросам, ОТ, ТБ и ООС нынешней Karachaganak Petroleum Operating (КПО), единственный из казахстанцев, добившийся столь высокой позиции в этом крупном, международном проекте

Уверен, что средневековому замку Эшридж, расположенному в сорока милях от Лондона, со времени его постройки в XIII веке ни разу не доводилось вмещать в себя столько наших соотечественников сразу. Ведь солидный десант казахстанцев включал в себя не только новоиспеченных дипломантов из КПО, закончивших модульную программу обучения, но и группу наших журналистов, приехавших сюда по столь торжественному случаю - казахстанцы участвуют в этой программе, осуществляемой компанией British Gas Group (одним из операторов КПО) по всему миру, впервые.
Когда-то замок был монастырем, а сейчас он вместе с живописнейшим парком вокруг является собственностью британского правительства. Крупнейшие компании мира берут его в аренду на неделю-две для проведения семинаров и подобных церемоний. BG пригласила сюда своих, закончивших программу сотрудников из разных стран, где у нее имеются проекты. Но для казахстанцев главным героем, конечно, стал управляющий по корпоративным вопросам, ОТ, ТБ и ООС КПО Нуржан Камалов, первый и пока единственный из казахстанцев, получивший диплом высшей, пятой степени. Для тех, кто не знает, что это означает, поясним: в международном бизнесе это фактически зеленый свет для получения любой топ-менеджерской должности, вплоть до позиции президента транснациональной компании.
В ознаменование события президент Национального пресс-клуба Сейтказы Матаев даже надел на президента British Gas Group Фрaнка Чапмэна традиционный чапан.
Со своей стороны, руководство BG пригласило казахстанских журналистов на ужин, где вице-президент BG по Азии Дэвид Робертс сказал между прочим, что Карачаганак - настоящая жемчужина среди азиатских проектов компании, а на образование таких людей, как Нуржан Камалов, BG не жалко средств и времени.
Короче, стороны обменялись изысканными комплиментами.
К слову, учебная программа рассчитана на два года и оценивается в тысячи долларов за одного человека. Но полагаем, высокопоставленный иностранный администратор имел в виду не это. Англичане хорошо знают, кто такой отец Нуржана.

Бренд “Камалов”
На счету маститого казахстанского геолога не один диплом первооткрывателя. В частности, в бытность его на посту главного геолога Министерства геологии Казахской ССР, когда Сухан Камалов проектировал геологоразведочные работы по всей республике, на Мангышлаке были открыты месторождения Узень и Жетыбай. А другое крупное месторождение Жанажол и вовсе было открыто при его непосредственном участии в качестве главного геолога Актюбинской экспедиции.
И все-таки первое, с чем ассоциируется его имя - Карачаганак. Перспективы поиска нефти в северной части Прикаспийской впадины он основал еще в упомянутой выше кандидатской диссертации. А в 1976 году он обосновал необходимость поисково-разведочных работ на Карачаганакской площади. Параметрическая скважина №10 - именно так называлась первооткрывательница месторождения - была запроектирована Суханом Камаловым лично с выбором ее местонахождения на местности. Ну а в 1979 году она дала нефть, и не просто нефть. Карачаганак сегодня известен во всем мире как одно из крупнейших на планете месторождений нефти, конденсата и особенно газа, запасы которого здесь составляют более триллиона кубометров. Добавьте сюда почти миллиард тонн только извлекаемых запасов жидких углеводородов, и станет понятно, почему тогдашняя советская Москва, вообще-то весьма придирчиво подходившая к возможности эксплуатации вновь открытых месторождений, особенно вне РСФСР (из-за чего множество давно открытых месторождений на территории, в частности, Казахстана, начали осваиваться только сейчас), сразу же дала “добро” относительно Карачаганака.
И все-таки полномасштабная эксплуатация Карачаганака в силу разных причин стала достоянием уже новейшего времени. Как и во всяком настоящем деле, то, что начал отец, продолжил сын.
Для англичан, известных своим почтением к традициям, эта преемственность знаменательна и важна. Вероятно, это и имело в виду руководство BG. Однако неверно было бы думать (с нашим-то цинизмом), что эта преемственность, эта впечатляющая рабочая династия возникла не без помощи столь распространенного у нас семейного протекционизма, своячничества. Мол, конечно, посодействовал отец сыну.
Столь утрированно к вопросу можно подходить, лишь “забыв”, насколько радикально изменилась жизнь в Казахстане за последние два десятка лет. И делала она это не однажды.
Тогда у Карачаганака были одни хозяева, сегодня - другие, тогда всем заправляла коммунистическая партия, сейчас - иностранные акционеры. Нельзя быть в фаворе одновременно и у Лондона, и у Москвы. Фамилия “Камалов”, конечно, бренд, но отцу и сыну пришлось самостоятельно “наполнять” его своим собственным содержанием.
Это, кстати, их и роднит, и рознит. И отец, и сын - люди своего времени, воспитанные на его ценностях. Потому и предпочитали получать доказательства своей профессиональной ценности: первый - в России, второй - в Лондоне. Но, заметьте, в обоих случаях Камаловым требовалось высшее на данный момент признание, без каких-либо подозрений на вторичность. Что характерно.

Легчайшая
фракция нефти

Как известно, из-за границы на родину возвращаешься с противоречивыми чувствами. С одной стороны, конечно, впечатляет их архитектура. Начиная от зданий и заканчивая отлаженной, функциональной архитектурой самого общества, социальных институтов. Комфортной. Красивой.
Мы им в этом проигрываем. Объективно. Что не может не сказываться на самооценке. Отсюда и смешанные чувства.
Программа международного обучения, которую прошли первые казахстанские кадры, формально является условием нашей страны в договорах с иностранными компаниями. Как составная и необходимая часть более широкой программы - национализации кадров (в том числе и на высших должностях) в этих самых компаниях, добывающих нефть на территории республики.
Но тот же Дэвид Робертс в разговоре с нами, например, и не скрывал, что подобное обучение - в интересах и самих компаний, той же British Gas Group.
Говоря, что в подобных модульных программах компания создает свой кадровый ресурс на будущее, причем не исключено, и за пределами Казахстана. А где-нибудь, например, в Рио-де-Жанейро.
Конечно, причина и в глобализации рынка труда. Но нельзя не видеть и того, что таким образом происходит некоторая культурная ассимиляция казахстанских работников в СП. Их очаровывает западная культура - культура трудовая, деловая, корпоративная, но не только. Речь идет о культуре, о мировоззренческих ценностях вообще. Такое мнение, во всяком случае, у меня сложилось при разговоре с новоиспеченными “выпускниками”.
Собственно, в этом нет ничего страшного. Или нового. Когда-то такое культурное влияние оказывали царская, затем советская Россия. Русское культурное влияние, кстати, никуда не делось и сейчас; другое дело, что Россия сама сейчас находится под мощным культурным прессом Запада.
Речь не об оценке происходящего: хорошо это или плохо. Просто “оттуда” все видится по-другому, благодаря чему кругозор становится несколько шире. Мы здесь, в Казахстане, говорим о национализации кадров; они, говоря о том же, имеют в виду нечто совсем другое. А что в итоге получится... В любом случае будет интересно. Хотя, памятуя о том, что было сказано выше о социальной архитектуре...
Но ведь известно, что нефть - это политика. Геополитика.
Впрочем, хотя она и влияет на судьбы людей, самое важное и лучшее в жизни конкретного человека все-таки не зависит напрямую от углеводородов. Особенно если ты - первооткрыватель.
Сухан Камалов открыл Карачаганак, его сын Нуржан Камалов работает на нем, став первым топ-менеджером международной компании. А главное признание Камалов-старший получил в Москве, спустя десять лет, в 1989 году защитив докторскую диссертацию, на основе которой затем была составлена подземная карта Казахстана с нефтяными и газовыми месторождениями. А Камалов-младший тем временем не отрицает возможности, что казахстанец когда-нибудь станет президентом крупной иностранной компании, но, оговаривается, не в ближайшие десять лет.

Лондон - Алматы